Чем пахнет космос?

  • Редакция Октябрьского портала OKTLIFE.RU
  • Понедельник, 3 октября 2011 г.
Чем пахнет космос?

Кажется, что к космической тематике нет былого интереса? Это заблуждение.

Встреча с человеком, который провел в космосе полгода, Героем Советского Союза Александром Баландиным стала для октябрьских школьников и студентов большим событием.

Испытатель космической техники Александр Тимофеев, также присутствовавший в составе делегации, пошутил, что в Республику высадился маленький космический десант. Представители Федерации космонавтики посетили ряд мероприятий, проводимых в Уфе, в честь Года космонавтики. Октябрьский не остался в стороне и пригласил почетных гостей на встречи с учащимися. Сначала летчик-космонавт Александр Баландин и испытатель космической техники Александр Тимофеев побывали в школе №22 и в Октябрьском нефтяном колледже, затем встретились со студентами Уфимского государственного нефтяного университета. О встрече в университете мы расскажем более подробно.

Общение со студентами проходило в форме живого диалога, ребята смогли не только утолить любопытство, но и пощупать перчатку, побывавшую в открытом космосе, которую пустили по рядам.

– Какие были первые впечатления о космосе? – начали спрашивать студенты.

Баландин: Сначала – как у Гагарина: Земля прекрасная! После месяца полета пришло новое понимание Земли. Сверху видишь, сколько пожаров горит по всему земному шару, сколько заводов дымит, как огромные реки выносят в океаны грязные потоки. После этого понимаешь: Земля очень хрупкая, ее очень сильно нужно беречь.

– Вы были в открытом космосе?

Баландин: Да, два раза выходили в открытый космос. У нас по программе это не было предусмотрено, но случилось так, что когда мы взлетали, на корабле три лепестка из вакуумной изоляции отстегнулись, мы должны были их закрыть. При этом получилось люк не закрылся. Это был достаточно драматичный момент. Когда мы оставили отсек открытым и зашли на станцию через другой вход, включили преемник, услышали «поседевший» голос руководителя полета: «Ребята, ребятки, где вы…». После приземления нам рассказывали, какой был ажиотаж в Центре управления полетами.

Тимофеев: Ситуация была очень нехорошая, мы уже считали, что потеряли экипаж. Скафандры, в которых ребята выходили в космос, имеют определенный ресурс. Больше, чем нужно, в них работать определенно нельзя. И когда они работали, ресурс был выработан. Специалисты так и думали: на связь космонавты не выходят, ресурс выработан, значит, мы их потеряли. Слава богу, наш великолепный специалист никому не сказал и положил лишних 20% ресурсов в скафандр. И на этом запасе ребята остались живы. Ситуация была очень напряженная.

– Когда возникла мечта стать космонавтом?

Баландин: Мне было семь лет, когда Гагарин полетел в космос. Никто толком даже не понимал среди моих ровесников, что произошло, но все кричали «Ура!». Через 2-3 года начал много читать фантастику. Уже в девятом классе я четко знал, что хочу поступать в технический вуз. А после окончания Московского высшего технического училища им. Баумана понял, что хочу быть ближе к авиакосмической философии. Мало кто тогда не пробовал пройти медкомиссию, все хотели стать космонавтами. В этом была большая романтика, и мы ощущали сильное чувство патриотизма.

Медкомиссию прошел, даже на удивление многим врачам, хорошо. Всего после комиссии были допущены 25 человек из 450. Нужно было оставить семерых. Затем нас прогоняли уже не по медицине, а по уму. Мы сдавали больше ста различных экзаменов. Повезло? Ну да, наверное, повезло. Я полетел последний в семерке, потому что был самый молодой. Кто-то из обоймы выскакивал по разным причинам. Но мало кто жалеет, что ввязался в это. Ребята, не попавшие в космос, стали отличными инженерами, никто не потерялся.

Тимофеев: Я три раза проходил комиссию, но не прошел по здоровью. Стал хорошим инженером-испытателем. Я учил ребят выживать в нештатных ситуациях. Жалко, что не полетел, но человеком остался хорошим!

– Как питались в космосе?

Баландин: Питание хорошее. Из тюбиков – редко, только сок. Основная пища – сублимированная: каша, картошечка с мясом. Водички добавишь, и нормальная хорошая домашняя пища получается. Конечно, она дорогая, потому что готовят ее по специальным технологиям.

– Мы можем на Земле судить о работе космонавтов по видеозаписям, но не хватает информации о запахах. Скажите, пожалуйста, какие запахи бывают в космосе, на станции?

Баландин: Когда завтракаешь, по станции разносится запах еды, когда делаешь какой-то ремонт, меняешь аппаратуру – идет металлический запах. Когда раз в неделю делаешь уборку, протираешь панели, чувствуешь запах пыли. Да, нет запаха автомобиля, который ощущаешь на улице. Нет запаха дождя, хотя очень хочется, нет запаха листьев. Этого не хватает.

– Верите ли вы в существование НЛО?

Тимофеев: Ни один из друзей-космонавтов, даже когда мы сидели за хорошим столом, никогда мне не говорил, что кто-то видел НЛО. Но я глубоко убежден, что в этой вселенной есть какой-то другой разум, другие формы жизни. Сегодня человечество еще не готово встретиться с другими цивилизациями, мы слишком заняты своими делами, мы деремся друг с другом. Как вы думаете, лет через 20-30 поставят первую базу на Луне, кому она будет принадлежать? Тому, кто поставит или всему человечеству?

– Тому, кто поставит.

Баландин: Знаете Стругацких? Есть такой фильм – «Сталкер», он поставлен по их книге «Пикник на обочине». Почитайте, поймете эту мысль сразу. Стругацкие, Лем, Азимов – мои любимые фантасты.

– Как полет отражается на здоровье?

Тимофеев: Космос – трудное испытание, воздействие космоса на человека не до конца еще изучено. Где-то к 26 годам у человека полностью формируется скелет. А в невесомости в течение полугода кальций вымывается.

– Были у вас там какие-то развлечения?

Баландин: На станции «Мир» были библиотека и видеотека. Но я ни одной книги там не читал, только один раз посмотрел «Место встречи изменить нельзя». Почему? Потому что я считал, что раз мне повезло, и я один из многих людей, попал в космос, не стоит тратить время на развлечения. Этим я могу заняться на Земле. Лучше я посмотрю в иллюминатор, в свободное от работы время пофотографирую, что-то запомню. Наберу больше информации и потом расскажу на такой встрече.

Тимофеев: В основном там нужно заниматься тяжелой рутинной работой: проводить эксперименты, высчитывать.

– Кем бы вы стали, если бы не были космонавтом?

Баландин: Инженером. Профессию космонавта я сравниваю с работой подводника, шахтера. Там где нужно трудиться в закрытом пространстве. Где-то с риском.

….

Тимофеев: Три величайших достижения совершило человечество в сфере освоения космоса: люди запустили спутник, затем – первого человека в космос и спустили, куда надо. Третье достижение – Луна. А четвертое?

– Марс!

Тимофеев: Если в следующем столетии человечество сумеет спуститься на Марс – то это будет огромное достижение. Пусть ваши внуки успеют это застать.