Каисса в Октябрьском. Часть 1.

  • Леонид Калентьев
  • Среда, 8 февраля 2012 г.
Каисса в Октябрьском. Часть 1.

Побывать на саунд-чеке, пообщаться с Каиссой и увидеть начало большого музыкального события в Октябрьском.

В зале музыкального училища идут последние приготовления к концерту. Звукорежиссер Андрей Снидзе совместно с музыкантами квартета Олега Бутмана настраивают звук, организатор концерта Равиль Галиев решает заключительные вопросы. За репетицией знаменитого коллектива наблюдают студенты училища.

Предстоящий концерт создал в Октябрьском немалый ажиотаж. За неделю билеты невозможно было достать. Равиль Аминович Галиев называет это «сумашествием» и подчеркивает, что октябрьцы достойны подобных событий – «мы ничем не хуже москвичей». Помог и добрый случай – давняя дружба Октябрьского с коллективом Олега Бутмана, который не раз привозил в наш город звезд мировой величины.

Каисса – уроженка республики Камерун, а ныне – звезда нью-йоркской сцены. Ее называют эталоном африканской музыки в мире, но в ее песнях также звучание реггей, джаза и даже r'n'b. Перед концертом певица ответила на наши вопросы.

– Каисса, позвольте задать несколько вопросов для нашего городского портала OKTLIFE.RU.

Да, конечно!

– Это ваша первая поездка в Россию?

Да! Самая первая. Историческая, можно сказать. Я всегда мечтала сюда приехать, и вот наконец-то я здесь.

– В каких еще городах вы были?

Я была только в Москве. В пятницу вылетела из Нью-Йорка, в субботу днем приземлилась в Москве, и вечером уже выступала на концерте.

– То есть Октябрьский – это второй российский город, в котором вы побывали?

Да, так и есть.

– Это большая честь для нас, спасибо. Каисса, вы выступали с разными известными музыкантами. А как насчет квартета Олега Бутмана? Вам уже приходилось выступать в таком составе?

Нет, мы выступаем вместе первый раз. Я взволнована и даже немного боюсь, но вообще, я в восторге! Обычно мы выступаем с моей группой, это 4-5 музыкантов – барабаны, гитара, бас, перкуссия и вокалист, вместе с которым мы поем.

– Как с языковым барьером? Все-таки русские музыканты, русская публика…

Вообще, я много раз я ездила в Польшу и знаю несколько фраз на польском. Теперь вот еще подучила несколько слов на русском. Польский язык немного похож на русский, и, если забуду, как будет «хорошо» (произносит по-русски, – прим. ред.), буду говорить «добре».

– Каисса, насколько нам известно, ваша песни содержат в себе какое-то обращение к слушателям, «месседж», так сказать?

Моя музыка о том, чтобы быть честной по отношению к самой себе, в первую очередь. Я имею в виду, что я пою об очень личных вещах, которые, в то же время, касаются многих людей. Это такие вечные темы как любовь или же даже смерть. Когда я записывала свой первый альбом, этот мир покинул мой старший брат, и я посвятила песню ему. Я могу петь о красоте природы, вот например снег вдохновляет меня (улыбается, глядя в окно). Я обычно пою о том, что меня вдохновляет. Но, в то же время, в некоторых песнях я пою о бедности, о войнах, о правах женщин, потому что, к сожалению, до сих пор множество женщин и девочек по всему миру страдают от так называемых традиций. В частности, это женское обрезание. Эта тема очень волнует меня – мы живем в 21-м веке, а с людьми обращаются как с вещами безо всякой причины. Мне было 13 лет, когда я переехала во Францию, я училась там, и когда мне было 15-16 лет, я услышала историю об одной 4-х летней девочке, которая умерла во время обрезания, которое ей делали по желанию её родителей. Эта история настолько шокировала меня, это просто не укладывалось в моем сознании. И тогда я решила, что однажды я напишу песню об этом. Я написала слова к этой песне, когда мне было 18, трудно сказать, сколько времени прошло, но 2 года назад мы с моим другом, тоже музыкантом, наконец-то записали эту песню – она вошла на второй альбом. Надеюсь, что сегодня я её спою. В общем, все о чем я пою в своих песнях, волнует меня лично.

– Как вы думаете, публика понимает ваши песни? В частности, российская аудитория.

Я уверена, что 100% слушателей, которые придут сегодня на концерт, не поймут ни одного слова в моих песнях. Я не говорю о той паре песен, которые я пою на английском или французском. Все песни я пишу на своем родном языке дуала (язык государства Камерун – прим. ред.). Знаете, я бывала в многих странах – в Японии, Бразилии, Чехии, и даже если люди не понимают ни одного твоего слова, как бы это банально не звучало, музыка – самый универсальный язык. Человек после концерта подходит ко мне и говорит: «Эта песня просто осчастливила меня!». Видимо в песне было что-то «счастливое», что он уловил, понимаете? Дома в Нью-Йорке люди тоже не понимают содержания песен, но они понимают и переживают те чувства, те эмоции, которые я хотела передать.

– Каисса, и последний вопрос. Что вы ожидаете от сегодняшнего концерта, от октябрьской публики?

Я слышала, что все билеты на сегодняшний концерт были распроданы уже за неделею. Это здорово, потому что на концерте в Москве народу было не так уж много. Но это не имеет для меня большого значения – я просто надеюсь, что смогу в полной мере поделиться со слушателями культурой своего народа, своими чувствами.

– Спасибо большое за интересное интервью, Каисса.

Спасибо вам!

Продолжение следует...