Кто делает мультики?

  • Редакция Октябрьского портала OKTLIFE.RU
  • Четверг, 13 января 2011 г.
Кто делает мультики?

Все мы в детстве смотрели мультфильмы, затаив дыхание, следили за приключениями нарисованных героев, обсуждали мультики с друзьями и ждали с нетерпением новых серий. 

Марат Давлетшин, даже повзрослев, не расстается с мультфильмами. Только сегодня выпускник гимназии №2 и Октябрьского коммунально-строительного техникума сам занимается мультипликацией. В профессиональном портфолио Марата работа над проектами «Белка и Стрелка», «Смешарики», «Аленушка и Ерёма», «220 вольт любви».

– На каких мультиках ты вырос?

 Так вышло, что в основном на американских. В период распада СССР я был в том возрасте, когда дети начинают смотреть мультики. Тогда, в 91-м году, появилось много иностранных мультфильмов. Советские мне тоже нравились. Самый любимый – это «Жил-был пес».

 «Дисней»?

 Не только «Дисней»: анимация Чака Джонса, компании «Ханна-Барбера» (например, «Том и Джерри»).

 Как ты подошел к мультипликации? Я знаю, что ты учился в художественной школе.

 Художественная школа не привела меня к мультипликации. Это отец показал мне, как делать мультфильмы. Как-то с ним вместе сидели, смотрели мультфильм, он предложил мне сделать свой мультик. Достал камеру, мы сделали съемочную площадку: на одном стульчике была камера, на другом – сцена. Из пластилина слепили ковбоя. Это был первый опыт в мультипликации. Мне было где-то 9 лет. В этот же период я делал серии флипбуков. Это блокноты, на каждой странице которого рисуется кадр и потом быстро пролистывается. Что-то типа рисования человечков на уголках учебников.

Я бы сейчас сходил в школу и посмотрел на эти свои изрисованные учебники.

 Где учишься сейчас?

 Я живу в Москве, учусь на частных курсах у мастера с «Диснея» Саши Дорогова. Изучаю классическую рисованную анимацию. Это неофициальное образование, в форме репетиторства. Я прихожу к нему домой, он дает комментарии к моим работам, поправки.

Помимо учебы я работаю фрилансером – выполняю работу для различных мультипликационных студий.

 Как ты попал на проект «Белка и стрелка»?

 Эта индустрия очень маленькая и, работая в ней, начинаешь знать многих людей. Эти связи помогают тебе найти работу. Не выходя из дома можно получить предложение по электронной почте: «Эй, Марат, есть работенка. Не хочешь присоединиться?»

Участие на проектах приходит со студий полнометражных мультфильмов, анимационных сериалов, с рекламных, игровых компаний.

 Насколько это трудоемкий процесс? В рисованной анимации ради нескольких движений нужно очень долго трудиться.

– Работа аниматора кропотлива в любой технике исполнения. Как и актеру в кино, для начала нужно понять мысли и характер персонажа, настроение в отдельно взятой сцене. Потом идет долгий процесс планирования сцены, где ты пытаешься найти основные позы персонажа, правильно передающие идею сцены. Затем в зависимости от техники аниматор садиться за компьютер или берет кальку и карандаш. И сидит неделями напролет над одной сценой. И лучше не затягивать этот процесс надолго, иначе можно застрять и «замылить глаза». В среднем в месяц получается выполнить где-то от 20 до 60 секунд анимации, в зависимости от сложности.

 В чем заключалась твоя работа для «Белки и Стрелки»?

 Я оживлял Белку, Стрелку и крысу Веню в нескольких сценах.

 Какие самые сложные были проекты? Самые интересные?

 Все они по-своему сложные и интересные. Каждый раз сталкиваешься с чем-то новым. На «Белке и Стрелке» я столкнулся с тем, что мне попалась сцена, где персонаж идет и разговаривает – для меня это был первый опыт такого рода сцен. Плюс ко всему, я впервые анимировал четвероногих. На проекте «Лягушачий рай» я впервые столкнулся с тонкой актерской игрой. Нужно было разыграть сцену, в которой взаимодействуют два персонажа с противоположными настроениями и характерами. Один был встревоженный и обеспокоенный, другой удрученный и расстроенный. И первый должен был изменить настроение второго. Вдохновить, так сказать. На «Сапсане» впервые пришлось оживлять летающих персонажей. На полнометражных «Смешариках» мне представился шанс тщательно поработать над мимикой персонажа, потому как у «смешариков» ничего кроме лица, собственно, и нет.

 Над какими проектами сейчас работаешь?

 Сейчас в основном занимаюсь учебой. Также есть личный проект, который выполняю вместе со своим учителем. В начале у нас была единая концепция, мастер придумал дизайн персонажа, а я сочинил историю, нарисовал раскадровку, черновой аниматик. Пока не знаю: будет ли это рисованная анимация, компьютерная или вообще пластилин. Все зависит от инвестиций. В противном случае я закончу его как детальный аниматик. Будет эдакий студенческий фильм.

Есть еще один проект. Мы, команда фрилансеров-аниматоров «PLAYBLASTERS TEAM», сделали свой интернет-ресурс для аниматоров http://animationclub.ru — это место тусовки, где можно найти много полезной информации, выложить свои работы, получить комментарии от других аниматоров, поучаствовать в играх и конкурсах анимационной тематики. Собирается своеобразная база данных аниматоров.

 Как ты думаешь, 3D вытеснит обычные нарисованные мультфильмы?

 Я считаю, что ничего не изменится, ведь кино не вытеснило театр. Сейчас какая-то дурацкая мода на 3D.

 Ты за графику или сюжет?

 Я скорее за хорошую историю. Не важно, в каком стиле она будет выполнена.

 Над чем больше хотелось бы работать? Создавать клипы? Рекламу? Или мультфильмы?

 Главное  играть интересных персонажей

 Какие мультфильмы твои любимые?

 Нравятся мультфильмы студии «PIXAR» своими историями и безупречной персонажной анимацией. Нравятся мультфильмы студентов Французской школы анимации Gobelins своей динамикой. И конечно Миядзаки и его авторские мультфильмы – самый любимый из них «Мой сосед Тоторо». Есть в этом фильме что-то притягательное, хочется пересматривать еще и еще. Пластилиновые фильмы «Уоллес и Громит» Ника Парка вдохновляют меня своим стилем и дизайном.

 Чем увлекаешься помимо мультипликации?

 Люблю рисовать людей в их естественной среде обитания. В кафе, на улице, в парке, в метро, в аэропорту. Интересно наблюдать за людьми, изучать их настроение. Такая вот профессиональная болезнь. Пришлось даже купить темные очки, чтоб не пугались меня, когда рисуешь кого-нибудь. Пытаюсь научиться играть на губной гармошке. Мне нравится в музыке ловить ритм и эмоции.

Сейчас перечитываю школьную программу по литературе. Почти закончил «Униженные и оскорбленные» Достоевского, параллельно начал читать «Мертвые души» Гоголя. В школьном возрасте это было неинтересно, а сейчас по-другому воспринимается. Взрослею!

 Ты хотел бы уехать и работать в крупной студии?

 Хотелось бы поработать в команде с мега профессионалами. Это моя мечта.

 У тебя есть пожелание для читателей?

 Оставайтесь голодными, оставайтесь безрассудными. Это моя любимая цитата.

 Спасибо за интервью, Марат!