Лидский – вдохновляющий!

  • Светлана Шайхутдинова
  • Четверг, 29 января 2015 г.
Лидский – вдохновляющий!

«Педагогические чтения» у пианистов вышли яркие и полезные.

В городе Октябрьском прошел традиционный образовательный форум для преподавателей-пианистов школ искусств, находящихся в методическом подчинении местному музыкальному колледжу. Особенность «Педагогических чтений-2015» – в том, что в этот раз работали не только местные преподаватели или приглашенные из городов республики, а гость из г. Москвы – доцент МГК им. П.И. Чайковского, лауреат конкурсов, профессионал высочайшего уровня – Михаил Викторович Лидский. Это его второй визит в наш город.

С утра на своем мастер-классе Михаил Викторович позанимался с тремя учениками-мальчиками из школ искусств нашего города, каждому из них музыкант уделил по часу времени. Это были уроки, очень полезные коллегам и ребятам, проведенные с искрометным чувством юмора, вниманием и желанием добиться результата. Детки третьего, пятого и седьмого классов получили ценные советы, а преподаватели, собравшиеся в зале, – важные сведения об авторских переложениях, методах стимуляции в обучении.

После непродолжительного отдыха вечером был запланирован сольный концерт пианиста. Звучали восемь сонат Доменико Скарлатти и Соната си-бемоль мажор (D 960) Франца Шуберта. Слушателю представилась возможность проследить, с чего начиналось становление жанра сонаты – в эпоху позднего барокко, и к чему пришла его эволюция в итоге – во время рассвета романтизма. Это был настоящий праздник ярких созвучий, интересных личных прочтений, виртуозности, высочайшего внимания к звуку, личного обаяния и эмоциональной светлости исполнителя.

Мы побеседовали до концерта с Михаилом Викторовичем.

– Как Вы стали музыкантом?

– Дома любили музыку. Помню себя на коленях у отца за пианино. Он играл любительски. И пластинки все время заводили – я реагировал с явной заинтересованностью, это было мое занятие. И на пианино играть любил. Поэтому стали учить.

– Почему именно рояль стал Вашим выбором?

– Примерно потому же – пример. Впрочем, мой старший сын имеет выраженное тяготение к скрипке и вроде бы собирается заниматься ею профессионально, хотя в доме никто к скрипке не имел отношения. Кто знает, почему?!

– Творчество каких композиторов Вам особенно близко? Может по жизненным вехам расскажите какие были созвучны Вам в тот или иной период?

– Этот вопрос едва ли имеет определенный ответ. Я полагаю, что музыка более или менее едина. С другой стороны, каждый большой композитор – слишком большая величина, чтобы было позволительно (уместно, разумно) ставить его на одну доску с нашими предпочтениям. И так ли важно для других, какой композитор ближе всего мне? Даже и спрашивать смешно. Разумеется, я могу в полушутливой форме сказать, что хорошая музыка – это такая музыка, которая более всего похожа на музыку Моцарта, но здесь подразумевается нечто более или менее конкретное: сочетание идеального мелодического дара с идеальной глубиной и легкостью разработки тем, некая идеальная пропорция. Да и нет правил без исключений.

– Расскажите о своих учителях, к какой школе Вы принадлежите?

– Об этом мне тоже не раз приходилось рассказывать. Фамилии тех, в классах которых я обучался, легко узнать, но говорить о школе и об учителях все же не просто, потому что в моем понимании процесс обучения не имеет конца, да и субъективные деликатные моменты тоже налицо. Наверное, справедливо будет сказать, что я принадлежу к русской фортепианной традиции, и даже точнее, к московской. Но и это было бы, вероятно, не совсем точно, поскольку границы этой самой традиции не особенно четкие.

– Нравятся ли Вам тенденции, явственно наметившиеся в современном фортепианном исполнительстве, когда все больше техничность игры выходит на главенствующие позиции, а остальное подчас ущемляется в пользу первого?

– Да разве ж это техничность? Как правило, разница между игрой представителя указанной Вами тенденции и тем, что вроде как признается неотъемлемым свойством профессии, примерно такая же, как между пластиковым стаканчиком и фарфоровой чашей, между более или менее качественной фотографией и живописью большого художника, между восковой фигурой и живым человеком. Думаю, приведенных примеров достаточно для того, чтобы представить себе уровень «техничности» в каждом из случаев. Это разные задачи, разные, пожалуй, профессии даже. Важно уметь их различать. Мне нравится анекдот о Прокофьеве (не знаю, в какой мере он соответствует действительности, но правдоподобен весьма):

Ах, Сергей Сергеевич, какое безобразие: Ваши сочинения с трудом пробивают себе дорогу, а изготовители холуйской дешевки катаются, как сыр в масле.

Ничего удивительного: это другая профессия.

– На каком другом инструменте Вы бы хотели играть помимо фортепиано? И почему?

– Да ни на каком. Я уже не молод. Справиться бы с текущими задачами.

– Никто лучше учеников не опишет своего педагога, но постарайтесь описать Михаила Лидского – преподавателя?!

–Надеюсь, я сравнительно безвреден. Расписание соблюдаю. Истерик не закатываю. Что еще? Педагогика – все же не главное для меня. К тому же, применительно к музыке мало уместны слова. Кроме того, я не имею сил делать за студентов то, что надлежит делать им самим: играют они, а не я. Указать, посоветовать – да, но заниматься выдуванием мыльных пузырей (это весьма распространенная тенденция, благодаря которой иногда удается выдать «дрессированного» ученика за артиста) я не могу…

– Вы – отец. Какие качества Вы стараетесь привить своим сыновьям? Чем руководствуетесь в их воспитании?

– Вы знаете, люди – это все же не Галатея. Их едва ли можно запрограммировать, начинив теми или иными качествами. И то нужно, и это. Судя по моему скромному опыту, важнейшее значение имеет приучение к труду и отучение от праздности, матери всех пороков. Впрочем, мой младший сын (без малого пяти лет) неустанно повторяет, что хочет быть неучем и лоботрясом. Надеюсь, это не серьезное желание.

– У Вас плотный гастрольный график. Как отдыхает, восстанавливается Михаил Лидский?

– Да особо никак. Времени все меньше…

– Что такое для Вас счастье? Житейское (счастье)? Исполнительское (счастье)?

– Да всего понемногу. Бесконфликтность, наверное. Чистая совесть. Чтобы все были в порядке и все удавалось. Небывальщина.

– Какие книги, фильмы предпочитает М. Лидский в редкие часы уединения?

– Фильмы я почти не смотрю. Я бы назвал себя невежественным человеком. Впрочем, книги читаю время от времени. За литературными новинками не слежу. Что придется – обычно классическую литературу, а также мемуары.

– Ваши увлечения помимо профессии-музыки?

– Нет их.

– Марки каких роялей больше всего Вас радуют? Назовите от старых, проверенных временем до новых?

– Да ничего оригинального: «Steinway», «Bechstein». А так – играешь, на чем придется.

– Ваше отношение к пианолам и электронным аналогам фортепиано?

– Не вижу у них серьезной художественной перспективы. Если только не иметь в виду совершенно самостоятельной отрасли музыки.

– Традиционный вопрос: Ваши пожелания горожанам?

– Да чего тут придумывать? Желаю счастья. Может быть, еще рояль хороший.

– Спасибо за интервью! Надеемся, что город вновь встретится с Вами.

Просмотров: 1470 (с 29.01.2015 08:13:08)