Врачевание как призвание

  • Среда, 15 января 2014 г.
Врачевание как призвание

В эти дни отмечает юбилей замечательный человек и прекрасный врач, прелестная женщина и неутомимый исследователь – Рита Галиевна Назмутдинова.

Вот уже 17 лет она возглавляет инфекционное отделение первой городской больницы и всегда находится на передовой борьбы с различного рода вирусами и бактериями, вместе со своей службой ставя надежный заслон распространению опасной заразы. А два года назад на кафедре БашГосМедУниверситета она заочно закончила аспирантуру и блестяще защитила кандидатскую диссертацию на тему лабораторных аспектов сальмонеллеза.

Не я один уверен в том, что если бы от нашего города рассматривалась кандидатура на вручение ежегодной всероссийской премии в области медицины «Призвание», то лучшего претендента, чем Рита, сложно и представить. Мы решили встретиться с народной любимицей и задать ей несколько вопросов.

‒ Рита Галиевна, от души примите наши искренние поздравления с юбилеем и поделитесь современными проблемами инфекционной службы.

Не хочется говорить в праздничные дни о проблемах, но они есть и, наверное, такие же, как у всех других медицинских служб. В первую очередь, конечно, это недостаток коек. Отпущенный коечный фонд далеко не соответствует потребностям нашего динамичного растущего города. Назову такую цифру – за 2013 год перевыполнение плана составило 123 процента. То есть, если в отделении имеется лишь 28 коек, в эпидемиологические пики мы принимаем по 30, 35 и более больных. Соответственно, персонал несет дополнительную нагрузку и испытывает колоссальное перенапряжение. Причем, хочу заметить, наше отделение единственное в своем роде – смешанного типа, которое принимает одновременно и взрослых, и детей.

Вся специфика работы инфекционного отделения построена по принципу экстренной службы, ведь мы первыми принимаем эпидемиологический удар, и как пожарная и скорая помощь, призваны локализовать опасность, изолировать заразных больных, принять упреждающие меры к распространению инфекции. Наиболее распространенные сезонные заболевания, такие как ОРВИ и грипп, благодаря мерам вакцинации, в последние годы удается удерживать в необходимых рамках. Можно даже сказать, что мы учимся управлять гриппом, но по другим инфекциям картина не столь радужная.

Природа не терпит пустоты – если мы справились с одной заразой, на ее смену приходит новая, причем зачастую более сложная и опасная, так как является малоизученной и требует особого подхода. В принципе, каждый сезон предполагает свою нозологию (Нозологическая форма – отдельная, самостоятельная форма болезни, прим. В.А.). Весной и летом это кишечные инфекции, осенью – мышиная лихорадка и так далее.

Кстати, в минувшем году больные геморрагической лихорадкой поступали до декабря месяца – подъем заболеваемости пришелся на более поздние сроки по причине затяжной теплой осени. Как мы ни предупреждаем группы риска – грибников, охотников, дачников – о соблюдении техники безопасности на природе, заболевших год от года меньше не становится. Природные факторы нельзя не учитывать – это наш ореол обитания, и с ним надо считаться, уважать и в тоже время необходимо максимально исключить его негативное воздействие.

Скажите, а написание диссертации – это дань моде, желание повысить квалификацию или что-то еще?

– В первую очередь, это, конечно, профессиональный интерес. Во мне живет исследователь, естествоиспытатель, которому важно докопаться до самой сути вещей, которому хочется узнать, как устроен этот мир. Еще во время прохождения интернатуры мне в институте предложили клиническую ординатуру, но тогда моя неугомонная натура рвалась на просторы практической медицины. Мне скорее хотелось применить полученные знания на практике, обратить их на пользу людям.

Медицина сегодня не стоит на месте, и также как в сфере информационных технологий, здесь появляются свои наработки. Поэтому, зная мою увлеченность наукой, с кафедры инфекционных болезней БГМУ поступило предложение внести свежую струю в старые проблемы в свете новых достижений современной диагностики, разобраться, так сказать, на молекулярном уровне. Я не смогла отказаться. Не буду говорить, каких трудов это стоило. Ведь велась большая клиническая база эмпирических исследований, приходилось задерживаться на работе допоздна, штудировать массу дополнительной литературы, проводить изыскания и т.д. и т.п.

Вы можете, оглядываясь назад, сказать, что ваши мечты сбылись?

– В чем-то да, в чем-то нет. Настоящему профессионалу нельзя останавливаться на достигнутом, поэтому у меня есть еще масса замыслов и планов, как в медицинской сфере, так и в личном плане. Но о них я бы не хотела распространяться. Несколько лет назад я прошла обучение методам аппаратной диагностики в Московском энергетическом университете, это тоже попытка расширить привычные границы знаний. Если говорить глобально, то, конечно, мне бы хотелось найти какое-то универсальное лечебное средство, своего рода эликсир здоровья. Раньше в поисках смысла жизни искали философский камень, а я ищу такую вот панацею.

Интересно, а вы бы смогли на себе испытать действие такого средства, как это сделал знаменитый гастроэнтеролог Барри Маршалл, выпивший культуру бактерии, чтобы доказать свою научную теорию?

– Думаю, что ради здоровья всего человечества и его светлого будущего, смогла бы решиться на такой отчаянный и жертвенный поступок.

При таком напряженном ритме жизни остается время на личную жизнь, на семью?

– При всей моей загруженности на работе, для меня семья всегда была и остается на первом месте. По натуре я не карьерист, а семейный человек. Просто гипертрофированное чувство долга и ответственность зачастую срабатывают не в пользу семьи. Меня с детства отец приучил к дисциплине и самоотдаче. Ведь сам он был трудоголиком и умелым руководителем – бессменно, в течение 41 года успешно возглавлял крупнейшую в республике Буздякскую межрайонную торговую базу, за что неоднократно был награжден высокими правительственными наградами. Поэтому отец Гали Гиниятуллович Чембарисов для меня – живой пример служения людям, он не просто любимый папа, а непререкаемый авторитет во всем. Что касается увлечений, то их множество, но в реальности у меня мало на что остается времени. Я люблю вышивать, читать художественную литературу, недавно прочла всего Коэльо, перечитала Чехова. Также обожаю детективы с нестандартными решениями. Близка в этом плане Агата Кристи и ее литературный герой Эркюль Пуаро, наблюдательный психолог и дотошный профессионал. Также очень люблю отдыхать с семьей на природе. Что может быть лучше, чем сидеть у ручья, слушать щебетание птиц, любоваться закатом? Это очищает и исцеляет душу.

Рита Галиевна, у вас есть в семье еще медики, и как вы относитесь к трудовым династиям?

– Замечательно отношусь. Когда дети растут в атмосфере увлеченных родителей, они уже многое знают и понимают в будущей профессии. В нашей семье младший сын пошел по моим стопам – окончил медицинский университет и сейчас учится в интернатуре в Уфе, старший пошел по папиной линии – окончил наш Октябрьский филиал УГНТУ, сейчас работает инженером во ВНИИГИС. 

Что касается лично меня, то у меня врачебного примера не было, но то, что моя жизнь будет связана с медициной, было ясно с самого детства. Я не могла пройти мимо брошенного котенка или раненого вороненка. Мне хотелось всех вылечить, всем помочь. До сих пор помню, как еще дошкольницей подбирала выброшенных умирать отбракованных птенцов в инкубаторе и выхаживала их. Жалобный пронзительный писк живых существ не мог оставить меня равнодушной. Поэтому родственники уже тогда предрекли мне судьбу, связанную с врачеванием.

Спасибо большое за интервью, еще раз вас с юбилеем, наши самые наилучшие пожелания!

Валерий Абдразяков.