Язык зимних трав

  • Редакция Октябрьского портала OKTLIFE.RU
  • Воскресенье, 30 января 2011 г.
Язык зимних трав

29 января в кафе «Ностальжи» состоялась новая музыкальная вечеринка от Sparks Group с участием музыкантов из Казани, Санкт-Петербурга и Октябрьского.

Знаю точно, что многие эту вечеринку очень ждали. Не так богат наш город на музыкальные концерты подобного формата, чтобы раздумывать: идти или нет. В новом проекте от Sparks Group примечательными были несколько моментов: смена традиционной площадки клуба «Тема» на кафе «Ностальжи», интересный подбор музыкантов, среди которых большинство – октябрьские. И магическое название, словно предвещающее уютный вечер экспериментальных и энергичных мелодий.

Место встречи

Признаться, никогда не доводилось ранее бывать в кафе «Ностальжи». Знающие люди пугали тесным залом и недоумевали: кто же туда поместится? Удивительно, но места хватило и потанцевать, и посидеть – в тесноте, да не в обиде! Второе подозрение: неприличность общей ситуации. В программе заявлены интересные направления, коллективы, которые будут выступать при жующей публике? Но, как оказалось, и это не страшно. Как сказали музыканты Кхоол Жингел, «главное – что публика оказалась готовой воспринимать и слушать музыку».

Помимо музыки на вечеринке была представлена выставка перспективного фотографа Алексея Тимина, который в последнее время активно выставляется. Фотограф сумел концептуально выдержать подборку снимков и хорошо обыграл тему музыки. На его фотографиях красивые девушки, словно в экстазе, обнимают то бас-гитару, то балалайку.

Приезжие музыканты

Кроме Гульнары Гилязовой, приезжими музыкантами значились Кхоол Джингел. Однако, и группа из Казани, играющая экспериментальную этническую музыку показались знакомыми.

Александр Батраков: В этом составе мы выступаем в Октябрьском в первый раз, но я еще помогаю группе «Mubai». С ними я приезжал в ваш город в октябре прошлого года. Нас пригласили организаторы, и мы с радостью приехали.

– В каком направлении вы играете?

А.Б.: Насчет направления сказать сложно. Мы играем то, что нам нравится. Стилистику пусть критики определяют. То, что мы из себя сегодня представляем, то и играем. Захотелось татарские песни – поем татарские, захотелось – поем кубинские.

Дина Башкирова: В любом случае, это фольклор, в данном случае – русский. И авторские, собственные песни. А стилистика может быть какой угодно, потому что музыкальные вкусы у всех участников разные, получается некая смесь.

– Откуда интерес к народной музыке?

А.Б.: В детстве я не любил народные песни, потому что все, что я видел или слышал – это калинка-малинка, хор красноармейцев и все в этом духе. Это понятно, что суррогат. В один момент мне попалась нормальная народная музыка, действительно настоящая, которую бабушки пели и поют до сих пор. И меня это зацепило какой-то своей магией. Народная музыка еще тем хороша, что там играется все на пальцах. Инструменты в основном, кроме гитары, сделаны собственноручно.

– Можете перечислить, на каких музыкальных инструментах играете?

А.Б.: Из необычных: камбасури, самодельное подобие кены латиноамериканской, тувинский игил – смычковый инструмент, диджериду – австралийская труба, бамбарда – мелодическая дудка. Но временами наша музыка доходит до суровой электроники, это было в последней песне, которую мы исполняли.

– Тяжело выступать после дороги?

А.Б.: Да, было непросто, а ближе к концу я просто охрип. Трудно было петь. В зале шумновато, но это издержки, все нормально. Главное – что люди воспринимали. Мы ехали и боялись: сейчас как запоем, а народ и не захочет слушать. Боялись, что не понравится. У слушателей нет привычки к этнической музыке. К этому должно быть внутреннее расположение.

Октябрьский и не только

После мелодичных народных напевов слушателей встряхнула молодая октябрьская группа DEJA VU, подарив настоящий сумасшедший джаз. «Еще!» - просила публика. Но исполнители признались, что они только начали и это пока все, что они готовы предоставить.

Исполнение Гульнары Гилязовой (Санкт-Петербург – Кандры) часто сравнивают с Земфирой. Возможно, такое сходство и существует, хотя бы в том, что Гульнара ведет себя на сцене совершенно раскованно: может кричать, хохотать, бить мимо нот или стучать сапогом по синтезатору. В основном, в ее репертуаре были песни собственного сочинения.

Luna Express появляется на сцене редко и представляет собой «сборную солянку» из разномастных исполнителей. В этот раз в музыке проекта было меньше меланхолии, но больше драйва, который нес ноги зрителей в танец. А завершилась вечеринка электронными экспериментами от битбоксера и композитора Дамира Габдуллина.

Фото: Рената Кондратец (1-4), Эльвира Миннеханова (5-7)
Основное фото: Леонид Калентьев